портал для профессионалов и любителей
неигрового кино
регистрация

Подстрочник к "Подстрочнику" 

14.07.2009 - 10:10 - Подстрочник к "Подстрочнику"
краткая аннотация (не более 300 знаков с пробелами): 

Для тех, кто следит за обсуждением в форуме "Подстрочника", возможно, будет интересен материал Юрия Богомолова, опубликованный сегодня в  Российской Газете.

Документальный "Подстрочник" Олега Дормана - фильм, о котором много говорили на предыдущей неделе и, надо полагать, будут еще не раз поминать в последующие недели и месяцы.

В советское время мерилом успеха кинопроизведения (или телепередачи) был не Гэллап - были разговоры о фильме или о передаче в очередях за колбасой, в курилках учреждений, а также в трамваях и автобусах. Критерий не научный, но более или менее достоверный. Сейчас такое мерило - разговоры в Интернете: на форумах и в блогах. И тоже совершенно не научная метода определения степени интереса аудитории. Но опять же достоверная, если говорить все-таки о качестве успеха.

Опыт подсказывает, что качественный успех как раз безразличен рекламодателям и несколько смущает рекламоносителей, поскольку противоречит их убеждению, состоящему в том, что среднестатистическому пиплу он без надобности. Что качество либо пятое колесо в их проектах, либо тормоз.

А тут такой общественно-культурный подъем... Все говорят, все удивляются, восхищаются... Попробуем понять, в чем дело.

Сомнения

Профессиональные кинодокументалисты вроде бы вправе указать режиссеру художественного кино Олегу Дорману, что он слишком демонстративно проигнорировал выразительные возможности киноязыка: где изобразительная экспрессия, почему нет элементов реконструкции, острых монтажных стыков, словом, всего того, что позволяет поднять эмоциональный градус повествования.

Действительно, режиссер пришел в дом к героине, посадил ее перед камерой, включил звукозаписывающую аппаратуру и погнал пленку; затем что-то подрезал, видеоряд оснастил натурными съемками, иконографикой, цитатами из фильмов - вот нам и кино. "Плохое кино", - недоуменно пожимают плечами высокие мастера документального кинематографа.

"Но очень хорошее телевидение", - говорю я.

Телевидение более чем какая-либо иная коммуникация в силу своей природы предрасположено интересоваться подстрочниками как реальных, так и вымышленных судеб.

Подстрочники часто содержательнее и богаче смыслами, нежели законченные переводы художественных произведений или реальных житейских историй с одного языка коммуникации на другой.

Документальная художественность

У историков к сериалу свои претензии. С их точки зрения, в повести Лилианны Лунгиной нет никаких новых фактов. Все уже сказано и про репрессии, и про войну, и про диссидентов, и про Солженицына, и про Шаламова, и про советский антисемитизм, и про многое другое, что упомянуто героиней.

Тогда, может, нова индивидуальная судьба, вобравшая в себя все трагические повороты истории?.. Но разве одной Лунгиной довелось все это прожить и вынести? Разве ей одной достало интеллектуального мужества, чтобы осознать и объяснить прочувствованное?

Тогда, может, индивидуальная магия личности самой Лилианны Лунгиной объясняет некоторый ажиотаж телезрителей?..

В какой-то степени - да, она, магия. Точнее - обаяние и личности, и характера героини. И все-таки что-то еще.

Смею предположить, что это органическая художественность биографии души, которую режиссер углядел в своем персонаже, которой он проникся и догадался передать на телеэкране наиболее адекватно.

Самородку потребовалась деликатная огранка, что, собственно, режиссер-художественник и сделал.

Он догадался не сбивать факты и подробности ее богатой и разнообразной жизни в единый сюжет, не драматизировать реальную судьбу, не обобщать обстоятельства, не развивать характеры, не выписывать роли, не приглашать актеров...

Он догадался пригласить великого оператора, нашего современника - Вадима Юсова, который очень просто и неуловимо нежно снял разговаривающую пожилую женщину, ее фотографии в детстве, в юности...

Пушкинская строка "гений чистой красоты", адресованная А.П. Керн, сразу всплывает при взгляде на снимок юной Лили Лунгиной.

Эффект художественности возникает еще от того, что понятно почти осязаемо: она жила, подсматривая за собой, оглядываясь на вчерашний день, обдумывая череду дней и десятилетий.

Как и полагается в подобных случаях, в фильме помимо фабулы, под покровом фабулы таится внутренний сюжет взаимоотношений героини с самой собой, а не только со временем.

А к этому еще - отношения с отцом, с матерью, с мужем, с учителями, с друзьями... И замечательное признание человека минувшей эпохи: характеры оттачивались во взаимодействии. Как шлифуются камушки, перебираемые волнами на морском берегу.

Лилианна Лунгина не устает благодарить судьбу за то, что ей повезло именно с теми - со своими близкими, со своими друзьями. Уход каждого из них, признается она, это как образовавшаяся поблизости черная дыра. С годами их становится все больше.

Это нынче так понятно и так остро чувствуешь... И особенно в последние годы, когда не стало Александра Абдулова, через год - Олега Янковского, на днях - Василия Аксенова.

Может быть, миссия подстрочного телевидения в том состоит, чтобы одушевить прошлое в его противоречивости.

Возможно, в этом увидела свою задачу сама героиня фильма, согласившись рассказать собственную жизнь, похожую на многоплановый роман.

Когда же ее самой не стало 10 лет назад и на ее месте образовалась черная дыра, то ведь "Подстрочник" Олега Дормана хотя бы отчасти компенсировал нам утрату. Хотя бы в назидание.

И с последними кадрами до тебя доходит главное достоинство увиденного - личное достоинство той женщины, которая всего лишь говорит.

Заканчивает она свой рассказ с чувством исполненного долга перед теми, кто будет жить дальше.

***

Те, кто жил дальше, долго не желали показывать картину, полагая, что широкому зрителю она не интересна.

Теперь по поводу того, что она появилась на канале "Россия", все в один голос говорят: "Чудо, чудо..." Объяснить, впрочем, его не трудно. У федеральных каналов настолько скверные в культурологическом отношении репутации, что они рады любой возможности ее как-то исправить. У Первого на этот случай есть Парфенов. И еще Ургант. "России" подфартило с Лунгиной благодаря Парфенову.

А тут и рейтингового риска никакого не было: сезон кончился, зритель бежит с каналов... Что остается вещателям? Кидать в эфир бросовый в смысле качества продукт - это раз. Два - вбросить что-то высокое, но не для широкого зрителя. Рейтинговый результат, считается, - один. Зато на высокохудожественном произведении можно заработать имиджевые очки, что, собственно, в данном случае и произошло. За что, собственно, мое искреннее спасибо телеканалу "Россия".

Резонанс, вызванный "Подстрочником", говорит еще о том, на каком голодном пайке исторической подлинности держат телезрителей довольные собой начальники ТВ.

Юрий Богомолов
"Российская газета" - Федеральный выпуск №4951 (127) от 14 июля 2009 г.

Напоминаем, что обсуждение фильма на странице: http://www.miradox.ru/forum/topic/film-olega-dormana-podstrochnik

BorisD

Не  без уважительного почтения читал отзыв мэтра кинокритики. Мэтр все- таки. Но и мэтрам ничто челвоеческое не чуждо. В том числе и недопонимание. "Плохое кино", - недоуменно пожимают плечами высокие мастера документального кинематографа.
"Но очень хорошее телевидение", - говорю я."
Ну, не мэтр я, извините. И все же скажу - Хорошее кино! Именно кино. Да, не совсем такое, как мы привыкли видеть под вывеской "Кино". И все же КИНО. Потому что ... Позволю себе две цитаты двух мэтров кино. Польского: "Документальное кино возникает из столкновения мира с индивидуальностью автора: с его размышлениями. Интенсивностью наблюдений, с его чувствительностью и интуицией. Внутренний мир автора такой же элемент действительности как и то с чем он сталкивается создавая фильм" (М.Лозинский), и российского: "... подлинное место кино между поэзией и музыкой... музыка намекает, но зато поле ее намеков безбрежно. Кино тоже во многом намекает, и поле его намеков тоже безбрежность. Но не телевизионное кино - оно не намекает, оно только сообщает, утверждает, доказывает... именно поэтому - оно не кино". (П.Финн).
Так вот, если видеть в  "Подстрочнике" только факт судьбы Л.Лунгиной, то это существенно обеднять все ею сказанное. Поле намеков соответствует тому о чем говорил Финн. А значит это КИНО. И не самородок гранил режиссер, он аккуратно представлял нам брилиант, который и так ценен, но то в какую оправу он его поместил, говорит  и о достоинстве этого режиссера и о его внутреннем мире в соответствии с Лозинским, и о внутреннем мире автора.
А значит опять КИНО. Так что телевидению просто повезло, что стараниями Парфенова (честь ему и хвала!) оно смогло показать то, что ему совсем не свойственно. Вот еще бы продолжение последовало!